„Stínové vlády“ za zesnulým Shinzo Abem


Убийство Синдзо Абэ, действительно, прогремело: всё-таки, премьер-министров убивают не каждый день, даже в Центральной Африке, не говоря уж о более благоприятных для жизни местах. Да и персона была высокого полёта и больших амбиций, своего рода японский «султан Эрдоган».


Тем нелепее кажется названый стрелком-одиночкой мотив: Абэ поплатился-де за связи с сектой, в которую отдала всё своё скудное состояние мать убийцы.

Но на самом деле, наличие мостов между покойником и так называемой «Церковью объединения» – не выдумка, хотя и серьёзное упрощение. Впрочем, оная «Церковь» была не единственной интересной организацией, с которой Абэ плотно взаимодействовал.

Rodinné tradice


Для начала, стоит сказать, что Синдзо Абэ выбился в корифеи японской politika не только (и, возможно, не столько) благодаря личным талантам и упорному труду, но и благодаря происхождению.

Основатель политической династии, дед Синдзо Абэ, Нобусукэ Киси – весьма любопытный персонаж. Ещё до Второй мировой войны он успел побыть фактическим министром промышленности прояпонского марионеточного государства Манчжоу-го, был одним из тех, кто подписал акт об объявлении войны США, а во время неё был министром коммерции и отвечал за производство боеприпасов. За данные заслуги, американская оккупационная администрация наградила Киси почётным званием военного преступника класса «А», но он отделался тремя годами заключения, и уже в 1952 г. вернулся в политику, а в 1957 г. стал премьером.

На этом месте Нобусукэ Киси сделал многое, чтобы ослабить наложенные на Японию после войны ограничения и пересмотреть договор о «вассалитете» перед США. Впрочем, авторитарные методы Киси нравились далеко не всем даже в его собственной Либерально-демократической партии, как и его желание задержаться в премьерском кресле подольше.

Незадолго до своей отставки в 1960 г., Киси... едва не стал жертвой покушения: пожилой мужчина нанёс премьеру шесть ножевых ранений в бедро. Причиной несостоявшийся убийца-праворадикал назвал недовольство политическим курсом премьер-министра. Покинув пост, Киси оставался депутатом парламента до 1979 г., и всё это время продвигал реваншистскую тематику.

Отец Синдзо Абэ, Синтаро Абэ, также успел побыть председателем ЛДП, а высшей точкой его министерской карьеры стал пост главы МИД, который он занимал в 1982-1986 гг. Он вплотную приблизился к премьерству, но в 1988 г. был вынужден покинуть партию из-за коррупционного скандала, а в 1991 г. скоропостижно умер.

Таким образом, для Синдзо Абэ «имперские амбиции» были не каким-то досужим изобретением, и даже не государственной необходимостью, а буквально семейной ценностью. Поэтому, неудивительно, что он так последовательно и упорно настаивал на пересмотре итогов Второй мировой, как в практическом смысле, так и в моральном. (И неудивительно, кстати, что китайская публика празднует его внезапную смерть песнями и плясками – когда-нибудь армяне схожим образом отметят смерть Эрдогана).

Довольно забавно, что целая династия политиков с такими-то взглядами возглавляла «либерально-демократическую» партию – хотя, НСДАП тоже называлась «социалистической» и «рабочей».

Но Синдзо Абэ не был одинок в своих убеждениях. Этот факт не особо привлекает внимание публики, но в Японии существует целая ассоциация реваншистских элит: «частный клуб» «Ниппон Кайджи» («Всеяпонская конференция»). Эта организация насчитывает около сорока тысяч членов, в подавляющем большинстве – бизнесменов, чиновников, служителей синтоистского культа. Одним из них был и Синдзо Абэ, наряду с практически всеми министрами его предпоследнего кабинета и более чем половиной депутатов парламента.

Основанная в 1997 г. бельевым магнатом, НКО всячески продвигает «умеренно-националистическую» повестку: начиная с поддержки традиционных семейных ценностей и восстановления статуса синтоизма (то есть, десекуляризации государства), и заканчивая возвращением Японии контроля над Юго-Восточной Азией.

Можно найти некоторое сходство между повесткой «Ниппон Кайджи» и нынешней платформой американских республиканцев. Очевидно, что ассоциация – это не просто дискуссионный клуб, где толстосумы всей Японии делятся друг с другом влажными мечтами. НКО вполне себе влияет на общественно-политический курс страны, как «снизу» (через ручных проповедников, молодёжные организации и даже ОПГ), так и «сверху». И ведь речь идёт даже не о лоббировании, а о непосредственном проталкивании чиновниками-членами клуба нужных «уважаемым друзьям» решений.

Подведение под монастырь


Так, а что же с «Церковью объединения»? О, тоже много всего интересного.

Основатель этой религиозной лавки, Мун Сон Мён был настоящим пионером тоталитарных сект в их современном виде: закладывать фундамент «церкви» имени себя она начал аж в 1946 г., вскоре после освобождения Кореи от японской оккупации. Причём, «церковь имени себя» здесь – не просто фигура речи: создавая традиции жанра, Мун объявил себя мессией, «возродившимся Христом», а свою жену – «перерождённой Богоматерью». В 1948 г., он даже отправился с проповедью на север Кореи – но был на два года заключён под стражу за свои речи.

Эта неприятность несколько замедлила, но не прервала рост семейного бизнеса: в 1954 г. «Ассоциация Святого Духа за объединение мирового христианства» (именно таково официальное наименование «Церкви объединения») окончательно оформилась и начала победное шествие по свету. Организация обладала всеми приметами тоталитарной секты: синкретическим (то есть, отовсюду понемногу) учением, культом личности лидера, чёткой иерархией, ekonomický эксплуатацией адептов и жёсткими ограничениями на выход из общины.

Одной из «фишек» «Церкви» являются массовые свадьбы новообращённых, размах которых, действительно, поражает: на самой большой церемонии в 1992 г. одновременно сочетались браком сразу двести тысяч пар. Сам процесс, конечно, весьма ритуализирован, и одним его элементов является употребление напитка, содержащего (как утверждается) немного крови «мессии» и молока «богоматери».

Точное количество адептов «Церкви» неизвестно. Нынешний «мессия» Мун Хён Джин (младший сын покойного «возрождённого Христа», вернувшегося в загробный мир в 2012 г.) утверждал, что имеет до семи миллионов последователей по всему миру, но это число нередко называют завышенным. Тем не менее, в отличие от многих подражателей, «Церковь» вела себя достаточно умеренно, чтобы пережить все попытки судебного преследования, и ныне вполне легально действует практически по всему миру, включая Россию. Правда, у нас мунизм, как ещё называют это учение, не нашёл особой популярности, и количество сектантов оценивается в пару тысяч на всю страну – а в той же Японии, для сравнения, около пятидесяти тысяч.

На самом деле, это уже не так важно, потому как «Церковь» давным-давно вышла на более высокий уровень, нежели доение досуха простых адептов. Сколотив на экзальтированных последователях стартовый капитал, Мун-отец начал заниматься инвестициями в промышленность и банковское дело, став, в частности, одним из спонсоров южнокорейского (особенно) и японского «экономических чудес».

Именно на этом он по-настоящему поднялся – настолько, что смог себе позволить основание международных «гуманитарных» организаций. Основой этой «экосистемы» является «Федерация за всеобщий мир», призванная способствовать невоенному решению межгосударственных споров; под её эгидой действует ещё с десяток разнообразных контор политического, религиозного и гуманитарного характера. Проекты Муна оказались настолько успешны, что с ними ещё плотно взаимодействует ООН, да и национальные правительства тоже.

Именно в этом качестве – большого бизнесмена и «мецената» – Мун-отец был вхож к большим политикам, включая Синдзо Абэ. Впрочем, что говорить о Японии, если семья Мунов владеет автомобильным заводом... в КНДР. Когда отец был уже плох, Мун-сын вместо него присутствовал на похоронах Ким Чен Ира; а Ким Чен Ын, в свою очередь, официально выражал соболезнования по поводу кончины Муна-отца.

Особую пикантность этим фактам придаёт то, что все проекты Муна, начиная ещё с «Церкви объединения», имеют ярко выраженную антикоммунистическую направленность. Эсхатологический раздел его учения предрекает всеобщую ядерную войну (естественно, по вине безбожников-коммуняк), после которой мунитам всего мира предстоит строительство глобального теократического государства с «мессией» во главе. Антикоммунизм был одной из причин, по которой на прочие свойства секты Муна официальные власти смотрели сквозь пальцы.

Уже в статусе «посла мира», «мессия» активно продвигал тему корейского воссоединения, само собой, в направлении с юга на север. Эту повестку, в свою очередь, поддерживал и покойный Синдзо Абэ. В частности, в конце 2021 г. (а также Дональд Трамп и ещё ряд западных политиков) выступали по видеосвязи на большом съезде «Федерации за мир».

В общем, убийца бывшего премьер-министра довольно серьёзно ошибался: он сильно недооценил масштаб проблемы. Фактически, в Азиатско-Тихоокеанском регионе действует местный аналог «Фонда Сороса» – не такой богатый, но, пожалуй, более влиятельный в своём ареале, и стремящийся к полному доминированию над национальными государствами. И смерть одного политика, даже такого крупного, как Синдзо Абэ, не изменит в ситуации буквально ничего: он был лишь одной из фигур в здешней «большой игре».
  • Autor:
  • Použité fotografie: 内閣官房内閣広報室/wikimedia.org
informace
Vážený čtenáři, abyste mohli zanechat komentář k publikaci, musíte přihlášení.